Жорес Алферов: "Будущее за союзом компьютерных технологий и биологии"

Жорес Алферов один из самых известных и титулованных ученых нашего времени. Советский и российский физик, единственный ныне здравствующий (из проживающих в России) лауреат Нобелевской премии по физике. Открытия Жореса Алферова стали основой современной информационной техники. На базе его исследований созданы лазеры, передающие информационные потоки посредством оптоволоконных сетей Интернета, технологии, лежащие в основе мобильных телефонов и многое другое.

Физик, ученый, человек, вкладывающий силы и душу в развитие российской науки не может и не хочет оставаться в стороне от происходящих в обществе процессов. Какой путь избрать современному обществу, куда ведут российскую науку требования времени и благодаря чему Самарский университет движется в верном направлении – об этом и многом другом Жорес Иванович рассказал нам в интервью.
- Жорес Иванович, вы приезжаете в Самару не в первый раз. Ваши визиты стали доброй традицией?
- Впервые в Самару я приехал в 2004 году - в санаторий "Волжский утес", и с тех пор езжу туда каждый год. А с аэрокосмическим университетом знаком давно, много лет общаюсь с Виктором Александровичем Сойфером, с Евгением Владимировичем Шахматовым - у нас давние научные связи. Я посещаю Самарский университет с большим удовольствием, как и институт, которым руководит Виктор Александрович (Сойфер) – это мощный академический центр. Я рад, что в вузе сохраняется научный потенциал.
- Это редкость в наше время?
- Конечно. Очень многое потеряно. Особенно, это касается промышленного потенциала. Очень яркая иллюстрация: когда вы посещаете РКЦ "Прогресс" и рядом - Авиационный завод. "Прогресс" был фактически создан на базе Куйбышевского авиационного завода, но он – космическая отрасль, мы ее бережем, сохраняем, а вот авиационную промышленность мы потеряли. Вообще, потери, которые мы понесли за последние 25-30 лет, ужасны. Наша страна занимала самые передовые позиции, была промышленно- и научно-технической державой. Я часто привожу такой пример. В 2000 году, когда мне была присуждена Нобелевская премия, я принимал участие в круглом столе, который ежегодно проводит британская компания BBC для новой группы Нобелевских лауреатов. Моим соседом во время беседы был выдающийся американский экономист, сотрудник Чикагского института мировой экономики Джеймс Хекман, получивший Нобелевскую премию по экономике. Отвечая на один из вопросов, он отметил: "Научно-технический прогресс второй половины XX века полностью определялся соревнованием СССР и США. И очень жаль, что это соревнование закончилось". Это мнение американского специалиста, представителя рыночной экономики и представителя американского научного сообщества.
- Вы полагаете, что социализм – лучший путь развития для общества, несмотря на опыт нашей страны?
- Да, даже при всех недостатках. Я прочитаю в Самарском университете лекцию "Альберт Энштейн, социализм и современный мир". Думаю, имя Альберта Энштейна известно всем, но очень немногие знают, что он был сторонником социалистического развития Земли. В 1949 году для журнала "Месячное обозрение" Альберт Энштейн написал статью "Почему социализм?", где обосновал, что только социалистический метод развития планеты имеет право на существование и должен определять развитие человеческого общества. Он подчеркнул, что ведущие капиталистические страны стали ведущими вовсе не потому, что выиграли соревнования в рыночной экономике. Они добились этого положения намного раньше путем завоевания. На самом деле капиталистическая система ведения хозяйства необратимо ведет к олигархии, и одно из самых страшных следствий капиталистического развития – это система образования и разрушение воспитания молодого поколения. Акцент делается на идее конкурентности: нужно стремиться выиграть, чтобы получить дополнительные материальные ценности. Альберт Энштейн подчеркивает, что это – тупиковый путь развития человечества.
- А куда обществу двигаться сегодня, в какую отрасль наук вкладываться? Действительно ли, будущее за междисциплинарным образованием? 
- Междисциплинарные исследования всегда играли огромную роль. Научно-техническое развитие в военные и послевоенные годы было в значительной степени связано с развитием физики, а также новых технологий радиоэлектроники, радиолокации, компьютерных технологий. Времена меняются. Да, содружество физики, математики, технологий и технических наук дали современную компьютерную технику, современную информатику, но все идет дальше. Сегодня важную роль играет развитие биологии, физиологии. И чтобы двигать науку вперед, естественно, нужно учить молодежь и этому. Очень много в этом направлении дал МФТИ, физико-механический факультет Политехнического института в Ленинграде, а также моя кафедра оптоэлектроники ЛЭТИ. Мы ориентировали молодежь на совместные исследования. Сегодня мы должны учить одновременно и компьютерным технологиям, и физике, и математике, и основам биологии и медицины.
- Получается подобная практика уже существует?
- Она не только существует, она и была, но не в масштабе всех вузов. В Московском физтехе, Московском инженерно-техническом, на Урале, и, между прочим, у вас - шла работа в этом направлении. Сегодня я развиваю эту практику в созданном мной академическом университете. Сначала мы ориентировались на бакалавриат Политехнического института, а сейчас создали свою. Она небольшая, но мы обогнали все вузы страны по качеству приема, и там мы учим основам физиологии и медицины вместе с информатикой, физикой и математикой.
- У современной российской науки есть острая проблема, о которой вы часто говорите: брейн-дрейн ("утечка мозгов"), каковы пути ее решения?
- Брейн-дрейн невозможно прекратить, пока мы не возродим высокие технологии и промышленность в России. Для того чтобы люди не уезжали, они должны иметь интересную и хорошо оплачиваемую работу дома. У нас уничтожены высокотехнологичные отрасли промышленности, а с ними почти полностью - отраслевая наука. Общенаучный потенциал страны съёжился невероятно, а ребята всегда будут интересоваться научными исследованиями, поэтому они уезжают туда, где можно наукой заниматься.
- То есть нам нужно создавать свои айфоны?
- Мы вообще-то могли делать их раньше, чем Apple. Всего две вещи являются их основой – кремниевые чипы и полупроводниковые гетероструктуры. Что такое гетероструктуры? Это высокочастотные транзисторы, и все типы лазеров, и все типы светодиодов, и все типы фотоприемников, вся быстрая электроника. Вся она базируется на гетероструктурах. И мы были в этом направлении передовые, за это мне присуждена Нобелевская премия. Мы сделали это раньше, мы и опытное производство имели раньше, а к концу 80-х – в начале 90-х мы все это уничтожили. Сегодня у нас нет материальной базы. Хотя мы можем, конечно, купить технологию. Купить созданную нами технологию.
- Жорес Иванович, если бы у вас была возможность дать совет себе самому в возрасте 20 лет, чтобы вы сказали? 
- Себе тому, как и нынешней молодежи дать могу только совет Владимира Ильича Ленина: учиться, учиться и еще раз учиться.
Для справки
Жорес Иванович Алферов получил Нобелевскую премию в 2000 г. за разработку полупроводниковых гетероструктур и создание быстрых опто- и микроэлектронных компонентов. Полный кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством". Вице-президент РАН. Иностранный член Национальной академии наук США и Национальной инженерной академии США, почетный доктор и член наблюдательного совета Самарского университета.