Расписание занятий

8 неделя (четная)

Барышни, ломайте стереотипы!

Доктор исторических наук Зоя Кобозева дала несколько модных советов читательницам, рассказала о том, какой она видит девушку-женщину всех времен, высказала свое мнение о женственности, мужественности и гламуре.
– Вы историк моды и одновременно профессор кафедры российской истории. История вывела вас на путь моды или наоборот?
– Начну с того, что я страшная фанатка истфака нашего университета. Я пришла на этот факультет, когда в стране все рушилось – в постперестроечный период, но еще сохранялись два первых курса истории КПСС, сдерживающие устои в плане нравственности, морали, знаковой среды. Позже, когда была на втором-третьем курсе, появился фильм "Асса". Русский рок. Захотелось приделать искусственную косу как у Жанны Агузаровой и пойти в желтых ботинках в клуб Революции 1905 года на какую-то удивительную студвесну. Жизнь менялась, наполнялась знаками. Тогда-то мода и ворвалась в замкнутые пространства закрытого Куйбышева и всей нашей страны. Поэтому чем бы я ни занималась в научном плане, параллельно всегда хотелось быть необычной, чтобы перестать помнить о том советском единообразии. И интерес к моде стал сопутствующим, пронизывающим мое повседневное существование.
– Восьмого марта празднуется прошлое, настоящее и будущее женщин планеты. А какая для вас женщина настоящего и женщина будущего?
– Она всегда одна и та же. Какой бы мы ни составляли идеальный портрет, она всегда ранимая, всегда жаждущая быть услышанной, быть любимой. И часто мода используется ей как защита от окружающего мира.
Но женщина-девушка-девочка обязательно должна быть кем-то. Потому что защита сработает, только когда ты сама личность. Ей обязательно надо иметь пространство интересов.
В прошлом барышням было очень трудно с этим. У меня сохранился журнал "Дамский мир" за 1915 год. Тогда феминизм только проникал в Российскую империю. И барышням еще давали такие советы: не быть как Софья Ковалевская (прямо так и написано), ублажать мужчину, заботиться о мужчине, о его карьере, встречать под ручку, когда он приходит домой.
Но женщине нужно пространство для реализации своей личности. Всегда: и в прошлом, и в настоящем, и в будущем.
– Дайте портрет самарской женщины (особенности прически, макияжа, одежды, может быть поведения)? По этим внешним признакам о нас будут говорить историки моды будущего.
– Я, конечно, не мужчина, чтобы оценивать женскую красоту. У меня свой взгляд на эти вещи. Мальчикам и мужчинам и всем-всем-всем мужского пола нравится, как выглядит самарская барышня, то есть она вся такая сочная, яркая, гламурная, высокая – лань, короче говоря.
А мне нравится кэжуал, нонконформизм и странный продукт. А это только на особых интеллектуальных мужчин рассчитано, которые способны во всем этом разбираться. То есть мне нравятся странные девушки, необычные. Мне нравится, когда модный знак разрушается. Но при всем том, что девушка странная, интересная, она должна быть барышней. Агрессивных женщин я боюсь, а уж как с ними справляются мужчины, не знаю.
- Цитата из газеты "Волжская Коммуна": " В образе человека наиболее всего импонирует сочетание внутренней интеллигентности и адекватное отражение внешнем виде. Кобозева отмечает, что для самарцев, увы, характерно обратное". Но почему? Неужели мы так не интеллигенты или не умеем это отражать?
- А… Ну это была такая давняя статья. Я все время как нормальный живой человек меняюсь, и город наш меняется.
Лет шесть назад был проект в Арт-пропаганде. Я там выступала с публичными лекциями, и тогда была очень агрессивно настроена против столь же агрессивного самарского маргинального гламура. Я его так для себя определяла: такой буржуазный шик или, как называлось до революции, "обивочный стиль"...
И я посадила своего маленького на тот момент сына. Говорю: "Тимофей, мы сейчас поедем снимать фильм про самарский гламур". То есть, у меня была установка, что все в городе - сплошной гламур. Задумка была такой: мы останавливаемся у известных зданий: банков, офис-центров… заднее окно машины открывается, оттуда высовывается ребенок с фотоаппаратом и пытается снять фильм о самарском гламуре. Щелкали мы щелкали, и тут подъехали к Ленинградской. Смотрю, здесь интересные ребята играют на музыкальных инструментах. И эта улица разрушила мою изначальную установку. То есть оказалось, что на улице гламура нет, но существует масса субкультур, объединяющих интересных, милых и интеллигентных людей. И сейчас таких субкультур В Самаре становится все больше и больше. Главное увидеть, а еще знать, куда идти. Поэтому мода становится куда интеллигентнее. Но одно пока не меняется: у нас очень маленький выбор художественных мастерских. Именно нонконформистских.
– Как изменились наши предпочтения в выборе стиля одежды за последнее десятилетие?
– Изменяется все в сторону более художественной интерпретации моды. Такие магазины, как Zara, позволяют молодежной аудитории одеваться интересно, необычно. Думаю, сейчас очень сложно выживать магазинам, рассчитанным на гламур, стразы, перья и дорогой знак. К тому же все упирается в экономику: не всем по карману обращаться к портнихам, покупать одежду в дорогих магазинах. Поэтому многие начинают создавать свой образ сами, экспериментировать.
Вот недавно на показе моделей кружевницы Маргариты Бортниковой я встретила бывшую студентку в феерической юбке. Она сама ее разрисовала. И там было на что посмотреть: не просто цветочки, но настоящие картины. Что захотела, то и нарисовала. Мне очень понравилось, что человек проявил здесь свою личность.
Но, знаете, мне по-прежнему страшно появляться на улице: у нас до сих пор присутствует некая хамоватость в повседневности. То есть… кто-то что-то может сказать или посмотреть на тебя не так. Я съеживаюсь от этого, у меня нет никакой внутренней защиты против агрессивного взгляда окружающих. И тем не менее я все равно делаю все по-своему.
– В модных журналах можно увидеть женщин в мужских пиджаках, галстуках, брюках. А вот мужчин модельеры наряжают в юбки? С чем связаны заимствования образов?
– Главный совет – учитывать место, время и обстоятельства. Надо четко понимать: куда ты идешь и какая задача перед тобой стоит. Если хочешь 8 Марта быть неотразимой, то нужно сделать ставку на женственность. Она должна быть слегка интеллектуальной. Ты уже не можешь себе позволить анахронизма: туфли какие-то острые на шпильках, мини-юбки – это не та женственность. Если у тебя платье мини, то хотя бы какая- то грамотная танкетка с какой-то апелляцией на 70-е годы. Если у тебя boro-look, то он должен быть компенсирован кедами.
Я очень люблю татуировки и не вижу в них ничего вульгарного. Если ты берешь брендовую одежду, то она должна быть компенсирована какими-то татушками, фенечками. Ты должна снижать градус перфектности, ты не должна быть идеальной. Самое главное – быть естественной.
И все равно девочка должна быть девочкой. Ми-ми-мишки никто не отменял. И девочка должна быть умненькой, что-то читать, что-то смотреть: чтобы с ней было приятно поговорить. И все девочки должны быть доброжелательными. Надо улыбаться, надо согревать взглядом. И как бы ты ни занималась деконструктивизмом, как бы ты ни ломала модный знак и стереотип в основе, ты все равно должна оставаться барышней. Вот как-то так.
Беседовала Ксения Желовникова (МИА "Самарский университет")