Расписание занятий

12 неделя (четная)

Курс физики

В приемной кампании-2016 физический факультет Самарского университета оказался в числе проблемных. Одна из основных причин этого, по мнению профессора Александра Крутова, директора естественнонаучного института, куда сегодня входит физфак, – многолетняя запущенность профориентационной работы. Задача на перспективу понятна – популярность физики среди абитуриентов и их родителей должна быть восстановлена уже к весне следующего года. Но какое направление для решения этой задачи изберут на физфаке?
НЕ ХВАТИЛО ПИАРА
– Александр Федорович, какие специальности естественнонаучного института были востребованы в приемной кампании-2016? 
– Традиционно высокий интерес абитуриентов вызвали направления подготовки, развиваемые на химфаке. В самарском регионе много предприятий химической промышленности, и свою перспективу после окончания университета ребята видят достаточно четко. Постоянно растет средний балл ЕГЭ поступающих на биофак – в этом году он превысил 75 баллов. Биология динамично развивается во всем мире, это модное направление, к тому же в последнее время мы инициировали на биофаке ряд новых направлений научных исследований и подготовки специалистов. Это, к примеру, биотехнологии, которые мы культивируем в содружестве с Мордовским госуниверситетом: один из тамошних профессоров – Виктор Ревин – возглавил кафедру в нашем вузе.
– То есть интерес к химическому профилю поддерживается за счет регионального бэкграунда, а к биологическому – за счет транснациональных факторов?
– Выпускники-биологи востребованы и в области. Они работают, например, в экологических подразделениях промышленных предприятий, биохимиками в медицинских учреждениях, а также в высшей и средней школах. Есть у них и возможность заниматься наукой: расположенный в Тольятти Институт экологии Волжского бассейна РАН тесно взаимодействует с нашим биофаком, являясь одним из основных его партнеров.
– Получается, что проблемы с приемом есть только на физическом факультете?
– В этом году средний балл по ЕГЭ у поступающих на физфак (65-67) нас снова не порадовал. И причина тому в основном субъективная: не очень хорошо была организована профориентационная работа. Ее надо серьезно перестраивать, ведь объективной основы для непопулярности этого факультета среди абитуриентов нет: то, что мы выпускаем уникальных специалистов, подтверждают многие предприятия и организации. К примеру, Самарский университет – единственный в Самаре вуз, где готовят специалистов по СВЧ, а также по востребованным в нашем регионе направлениям материаловедения и оптики. Объективно говоря, по кадровому составу наш физфак входит в двадцатку лучших по России. Самые авторитетные отечественные и зарубежные научные центры охотно берут наших выпускников в аспирантуру, да и те из них, кто уезжает за рубеж, в науке не теряются. По их признанию, на физфаке Самарского университета дают такой объем и такое качество знаний, которые позволяют человеку включаться в продвинутые зарубежные научные группы.
– Как же тогда получается, что при хорошем качестве образования абитуриент с высокими баллами по ЕГЭ к вам не идет?
– Это наше упущение: мы привыкли к тому, что нас знают, а физику любят. Но времена изменились, и, как показала прошедшая приемная кампания, среди абитуриентов есть довольно много таких, кто вообще не знает, что в университете есть физфак.
– У абсолютного большинства специальностей, по которым Самарский университет ведет подготовку, наработан значительный бэкграунд. А вот физика в нашем регионе – какая-то вещь в себе.
– Вы ошибаетесь. У нас сейчас есть образовательные магистерские программы на английском языке, например по космологии. Ею руководит академик РАН Валерий Рыбаков из Института ядерных исследований РАН. Это ученый мирового класса. Другое дело, что народ этого не знает.
– Чем вы будете привлекать абитуриентов в следующем году?
– Высоким уровнем образования и научных исследований, возможностью заниматься наукой на самом переднем крае, например в Европейском центре ядерных исследований (ЦЕРН).
ТОЧКИ ОПОРЫ ЕСТЬ
– ЦЕРН дислоцируется в Женеве, а в Самаре у физфака есть база? Насколько тесны его связи, например, с самарским филиалом Физического института РАН?
– Мы ведем совместную работу по целому ряду проектов. Более двадцати лет сообща проводим всероссийский конкурс-конференцию молодых ученых по оптике и лазерной физике. Филиал ФИАН в значительной степени укомплектован нашими выпускниками.
В свою очередь, у нас преподают многие научные сотрудники этого института.
– К сожалению, люди слабо осведомлены, что такое ФИАН и чем он занимается. А поскольку эта тема практически отсутствует в общественном сознании, ассоциация с ФИАНом вряд ли поможет физфаку в повышении известности...
– Самарский филиал ФИАН изначально был ориентирован на разработки в сфере лазерной техники. Это, к примеру, системы автоматизированной посадки самолетов, упрочнение и спекание материалов, описание световых пучков методами квантовой оптики. Там очень сильные теоретики, много интересных практических наработок, причем по ряду из них филиал ФИАН является безусловным мировым лидером. Мы активно взаимодействуем с этим институтом по многим направлениям: наша сильная сторона – высокий уровень преподавания физических дисциплин.
– А слабая?
– Материально-техническое обеспечение научных исследований.
– Может быть, сотрудничество с филиалом ФИАН восполнит этот пробел: ведь физфак расположен от него буквально через дорогу?
– Конечно! Но это касается только одного направления – оптики, а на физфаке разрабатываются еще несколько направлений. Например, радиофизика, по которой у нас очень хорошие связи с нижегородским госуниверситетом. Есть микро- и нано-электроника, хорошие наработки по фотоэлектрическим преобразователям, с которыми сейчас ведутся научные эксперименты на космическом аппарате АИСТ-2Д.
– С какими еще научными центрами – желательно известными широкой публике – у вас есть стабильные связи?
– С Научно-исследовательским институтом ядерной физики МГУ, с Институтом ядерной физики РАН, с Курчатовским центром, руководитель которого академик Ковальчук регулярно появляется на экранах ТВ.
– Это, конечно, бренды, но, к сожалению, в узких кругах. А физфаку приходится конкурировать за качественных абитуриентов с раскрученными направлениями подготовки, в частности аэрокосмического профиля. Может быть, нашим физикам есть смысл интегрироваться с коллегами по естественнонаучному институту – успешными биологами и химиками, работы которых на слуху? 
– На слуху, например, центр материаловедения под руководством профессора Владислава Блатова. Там с успехом работает выпускник физфака Роман Еремин, который закончил аспирантуру в Международном университете "Дубна" и затем вернулся в Самарский университет.
НАУКЕ НУЖНЫ МЕНЕДЖЕРЫ
– Профессор Блатов – редкий ученый, у которого есть менеджерская жилка. Может быть, чтобы повышать известность и привлекательность физфака и вашего института в целом, нужны профессиональные специалисты? 
– У нас такие есть. Я сделал ставку на молодежь, которая уже сейчас демонстрирует хорошие организаторские способности. Например, кандидат наук Марк Шлеенков. Нужно только понимать, что в физике, как и в других фундаментальных науках, нельзя ориентироваться на сиюминутную выгоду. И если сегодня тот или иной результат не имеет прямого выхода в практику, то завтра – после того как будет сделан, может быть, только один шаг, – он даст открытие, которое принесет признание и прибыль. Проблема зачастую состоит в отсутствии собственной экспериментальной базы для проверки теоретических моделей и доведения их до практического использования. По иронии судьбы, такого рода разработки, в том числе наши, понимают и готовы внедрять скорее за рубежом, чем у нас в стране.
– Но тогда практически весь профит достается не ученым-теоретикам, а тем, кто довел их научный результат до практического использования.
– Вот пример на эту тему. В университетском Центре материаловедения на заказ придумали и смоделировали кристаллы с определенными свойствами. Однако условий, чтобы его практически вырастить, в Центре не было. Пришлось за этим обратиться в Миланский университет, где кристалл по моделям, рассчитанным в Самаре, и был изготовлен, принеся нашим итальянским коллегам практическую выгоду.
– Ваш институт, наверное, может уже в ближайшее время представить и другие разработки, интересные для НИОКР инженерно-технического профиля. 
– Подобные разработки есть практически на всех экспериментальных кафедрах нашего института.
И о таких разработках, наверное, есть смысл рассказывать публике уже сегодня, чтобы успеть к следующей приемной кампании.
Одним из первых моих шагов на посту руководителя естественнонаучного института стало создание рабочей группы по набору студентов в 2017 году. Мы уже определили круг средних школ, где ЕГЭ по физике, причем с хорошими баллами, сдают более 40 процентов выпускников. На них мы и сосредоточим свою профориентационную деятельность. В нее будут вовлечены также школы, где учителями физики работают наши выпускники. У нас уже есть план, как надо вести следующую приемную кампанию, чтобы получить достойный результат. 
Беседовал Юрий Сахаров
План мероприятий по набору на физический факультет Самарского университета в 2017 г.:
  • создание (совместно с областным минобрнауки) лаборатории инновационной физики в рамках распределенного центра одаренных детей
  • организация еженедельного лектория с решением физических задач
  • включение в программы педагогических практик аспирантов и магистрантов физфака выступления с лекциями перед школьниками 
  • проведение репетиционных экзаменов по заданиям ЕГЭ прошлых лет
  • возобновление (по согласованию с областным минобрнауки) образовательных программ по повышению квалификации учителей физики
  • продвижение физического факультета в социальных сетях,
  • работа на электронной площадке фонда "Живая классика".