федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования
«Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева»

Свежие новости

События

Indicator.Ru: "Не всякий исторический факт очевиден сразу"

Indicator.Ru: "Не всякий исторический факт очевиден сразу"

Самарский университет

Старший научный сотрудник НИЛ археологии рассказал о месте обитания предков современных венгров

СМИ о Самарском университете археология Лифанов Николай Наука Исследования социально-гуманитарный институт Интервью
16.04.2020 1970-01-01
Леведия — место обитания мадьяр, предков современных венгров, — находилась на территории Самарского Заволжья. Такую гипотезу выдвинул несколько лет назад старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории археологии Самарского университета Николай Лифанов. Indicator.Ru поговорил с историком о пути из мадьяр в венгры, о том, как языкознание помогло найти реку, и о том, чем можно подтвердить данную гипотезу.
— Николай, когда вы начали заниматься темой ранних мадьяр в Поволжье?
— Года три назад. Мысли об этом были и раньше, поскольку в сферу моих научных интересов входит эпоха Хазарского каганата. Мадьяры в каганате жили и связывали с ним свою историческую судьбу. Более того, одно из племен в составе раннемадьярской общности было хазарского происхождения, то есть эти темы взаимосвязаны. Другое дело, что на территории Самарского Поволжья до недавнего времени материала, связанного с ранними мадьярами, известно было очень немного. В последние годы его количество стало увеличиваться, и, естественно, это стало объектом особого научного интереса.
— Как получилось, что прародина венгров до сих пор неизвестна?
— Ранняя история любого народа это, как правило, большая загадка. Нет такого, чтобы четко было кем-то сказано: здесь и сегодня появились такие-то люди, они являются таким-то народом. Выяснение происхождения любого этноса — всегда историческая реконструкция. Когда-то такие реконструкции на основании письменных источников, фиксировавших древние легенды и сказания, проводили еще ученые эпохи Средневековья, затем этим занялись профессиональные ученые Нового и Новейшего времени. Если говорить конкретно о мадьярах, то у нас до появления археологических материалов в XX столетии сведений об их ранней истории было крайне мало.
— Что это были за сведения?
— Начнем с того, что в середине X столетия в Византии правил интересный император. Правил он неважно, точнее, правили за него другие, а он занимался наукой. Звали его Константин VII Багрянородный, из Македонской династии. На основе сказаний, поведанных ему послом — представителем правящей мадьярской династии Тармацу, — Константин VII записал важные сведения о ранней истории мадьяр в середине X века. Кроме него, у нас есть еще два венгерских источника, основанных также на ранних сказаниях мадьяр, правда, довольно поздних, XIII столетия. В них, как и у Константина Багрянородного, указано только одно — пришли мадьяры откуда-то с востока. В общем, сведения неконкретные.
Другое дело, что Константин Багрянородный упоминает: некогда, когда мадьярами правил воевода Леведия, они жили в местности, названной его именем. Константин VII дает нам в отношении нее парочку мелких ориентиров. Во-первых, мадьяры жили в Леведии рядом с хазарами, активно с ними контактировали и участвовали в хазарских войнах как союзники каганата. Во-вторых, в Леведии протекает какая-то речка, называемая то ли Хингилус, то ли Хидмас. Вот и все сведения о Леведии, где мадьяры жили до их переселения в Венгрию.
Потом мадьяры переселились еще дальше на запад, в местность, называемую, как передает Константин Багрянородный, Ателькузу. С ней больше ясности. Судя по перечисленным названиям протекающих в ней рек, Ателькузу отождествляется со степным регионом к западу от Днепра. Это территория нынешней Украины, отчасти Молдавии и непризнанной Приднестровской Республики. Это все ученые давно признают. А вот где находится Леведия, из письменных данных непонятно. Я предполагаю, что Леведия находилась в низовьях реки Самары. Здесь сходятся оба ориентира, которые описал Константин VII. Рядом расположены хазарские памятники. Может быть, здесь жили не собственно этнические хазары: Хазарский каганат был большой империей, где жили много народов. Но население Хазарского каганата здесь, в Самарском и Ульяновском Поволжье, присутствовало, то есть один археологически надежный ориентир у нас имеется.
Второй ориентир менее надежен — это речка Хингилус. Гидронимы с такими названиями довольно широко распространены. Есть озеро Сингуль в Зауралье, есть реки Ингул и Ингулец в Украине. Правда, это современные названия, мы не знаем, когда они появились. Но есть единственный случай, когда точно известно, что река с таким названием существовала примерно во времена, когда мадьяры жили в Восточной Европе до переселения в Венгрию.
В начале 20-х годов X столетия через степи Казахстана на Волгу двигалось посольство из Багдада. Арабский халиф ал-Муктадир послал его для мусульманского просвещения некоего далекого северного народа. Сейчас мы считаем, что это были волжские болгары, но они почему-то называли себя не "болгарами", а "ас-сакалиба". С арабского это, по сути, "славяне". Славяне ли это? Почему так назывались? Непонятно совершенно. Жили они на территории нынешнего Татарстана, это мы знаем точно.
Секретарь посольства Арабского халифата, очень умный и грамотный человек, Ахмад ибн-Фадлан оставил отчет, дошедший до нас не полностью, но из него многое известно. Он описывал путь на далекий север и перечислял реки, через которые караван посольства переходил. Названия их опознаваемы на карте и сегодня: Ирхиз (Иргиз), Бачаг (Моча, совр. Чапаевка), Самур (Самара), Кинал (Кинель), Сух (Сок), Джарамсан (Черемшан), Уран (Урень), а между реками Сух и Джарамсан Ахмад бин-Фадлан упоминает реку Кюнджюлю или Кюнджюливу (в различных переводах с арабского).
Так вот, я предположил, что река Кюнджюлю и есть Хингилус Константина Багрянородного. Тем более, что зафиксированы оба этих названия в X веке: Ахмадом ибн-Фадланом в 921 году, а Константином VII — лет через двадцать после этого. Не слишком доверяя своим познаниям в филологии, я поделился соображениями с профессиональным исследователем-арабистом Вячеславом Кулешовым (научным сотрудником Государственного Эрмитажа — Indicator.Ru), автором нового перевода записок Ахмада ибн-Фадлана. Вячеслав ответил, что мысль очень интересная и что фонетически Хингилус и Кюнджулю практически одно и то же. После этого я решился эту идею обнародовать и сделал доклад на конференции.
— Но гипотеза о том, что мадьяры жили в Поволжье, не нова. Какое открытие положило начало этой гипотезе?
— Это археология. Видите ли, в чем дело: до XX века знания историков базировались в основном на данных письменных памятников: летописях, записках, мемуарах и так далее. Сложилось определенное общее представление о ходе исторического процесса от глубокой древности до современности. Однако и тогда, в XIX веке, и сейчас появляются всякого рода псевдоисторические гипотезы, типа современных Фоменко и Носовского.
Так вот, массовые археологические исследования позволили современным ученым абсолютно точно утверждать, что та история, которая восстанавливается по письменным памятникам, археологией подтверждается. Повторю — массовые: экспедиций проводится очень много, памятников, копается очень много. Человек несведущий даже не может себе представить, насколько велики объемы археологических работ по всему миру.
Археологические данные позволили скорректировать и уточнить данные письменных источников. Это в полной мере относится и к мадьярам. Как я уже говорил, мы очень мало знаем об их истории по письменным источникам. Так вот, археологическая наука подтвердила, что к востоку от Венгрии действительно есть археологические памятники, в основном погребальные, культура которых очень близка культуре ранних мадьяр на территории Венгрии. Это совершенно точно.
— Какие именно отличительные черты присутствуют в мадьярских погребальных памятниках?
— Во-первых, это своеобразная форма вооружения: плоские ромбические наконечники стрел, луки и сабли, которые так и называются "венгерскими". Во-вторых, это своеобразный стиль украшений: поясных, подвесных на одежду, серьги, перстни. Стиль мадьярских украшений опознаваем, ни с чем его не спутать. Этот своеобразный стиль можно наблюдать на самых разных территориях: в зауральских степях Челябинской области, в поволжской лесостепи (Татарстан и Самарская область), на территории Украины и в самой Венгрии. Все это четко подтверждает данные письменных источников. Конечно, есть нюансы, которые позволят уточнить нам какие-то моменты, но в целом все соответствует письменным памятникам.
— Почему, по вашим словам, гипотезу придется еще долго доказывать?
— Не всякий исторический факт очевиден сразу. Он очевиден, может быть, для одного-двух человек, но другие исследователи имеют свои соображения, которые надо сопоставлять с новыми данными.
При упоминании об археологических памятниках ранних мадьяр в Поволжье в первую очередь имеются в виду объекты на территории Татарстана. Там находятся хорошо раскопанные могильники с многочисленными погребениями: Большетиганский, Танкеевский, Игимский, Чишминский, которые с мадьярами вполне соотносятся. Они исследовались еще в 1970-е годы татарстанскими археологами — Альфредом Халиковым, Еленой Халиковой, Евгением Казаковым.
С Самарским Поволжьем сложнее. Здесь есть всего несколько отдельных захоронений, разбросанных по берегам реки Самары. Естественно, на роль Леведии, в которой проживали мадьяры в Поволжье, вроде бы лучше подходит территория Татарстана. Но нет там памятников Хазарского каганата и нет никакой речки, которая сопоставлялась бы с Хингилус. В Самарском Поволжье есть и то, и другое. Погребений мало, согласен, но у нас здесь полное совпадение с данными Константина VII.
К тому же памятники Татарстана: Тиганы, Чишма, Танкеевка и Игим — довольно поздние. Это уже вторая половина IX века, и даже X век, когда мадьяры были уже, судя по историческим данным, далеко на западе. Наши памятники более ранние, они ближе к середине IX века, когда мадьяры, скорее всего, и жили в Леведии. Это может быть объяснено, но, повторю, надо доказывать.
— Как?
— Это процесс очень нудного, долгого и непонятного со стороны анализа археологических материалов: мелких деталей погребальной обрядности и, главным образом, погребального инвентаря, который меняется в зависимости от хронологии. Эти изменения в погребальном инвентаре, в его составе и характеристиках как раз нужно улавливать.
Доказывание — всегда предмет серьезных споров между коллегами-археологами. Не всех гипотеза о "cамарской Леведии" убедила, но будем дальше обсуждать. Это нормально.
— В прошлом году в рамках проекта "Ранние мадьяры на Волге" на раскопки приезжали венгерские археологи. Когда началось международное сотрудничество?
— Сотрудничество началось около двух лет назад, когда мы решили поделиться с коллегами нашими наработками в области изучениях мадьярских древностей. Тогда и родилась идея, что группа венгерских коллег приедет к нам в экспедицию.
Они приезжали не только к нам, это целая программа работ венгерских археологов во главе с доктором наук Аттилой Тюрком. Он ежегодно ездит в Россию, работает в самых разных экспедициях: в Тюмени, Уфе, Челябинске, Казани, теперь еще и в Самаре. Это часть большого круга исследований многих ученых, не только наших. Мы проводим только небольшой кусочек таких работ. В городах, которые я сейчас назвал, работают специалисты, в том числе и с раннемадьярскими материалами. Венгерские коллеги это, конечно, очень приветствуют.
— Какая цель у проекта?
— Исходя из идеи о возможности проживания мадьяр в Самарском Поволжье мы решили двигаться дальше и работать в направлении поиска, а главное — интерпретации средневековых древностей в отношении мадьяр. Повторяю, у нас мало достоверных мадьярских погребений, но есть шанс, что мы сможем уловить в более многочисленных погребениях Хазарского каганата следы контактов с мадьярами. В этом направлении мы действуем.
Константин VII писал, что мадьяры жили с хазарами, участвовали в их войнах. Это откладывалось в культуре и тех, и других: в культуре мадьяр появились хазарские элементы, а в культуре населения Хазарского каганата — отдельные черты, свойственные мадьярам. Наша задача — уловить эти черты.
— Если будет доказано, что родина венгров — Поволжье, это будет что-то значить для исторического сообщества?
— Не вижу никаких потрясений по этому поводу, потому что, повторяюсь, археология уже доказала путь мадьяр на запад. И если мы уточним участок этого пути: что да, Леведия находилась в Самарском Поволжье — это будет лишь небольшим шажком в развитии исторической и археологической науки. Но из таких шагов наука и складывается.
Источник: indicator.ru