RU EN CN ES

Кныш Ю.А. Слово о Викторе Павловиче Лукачёве

>> 60-летие СГАУ
>> От КуАИ до СГАУ: сборник очерков в формате pdf
>> От КуАИ до СГАУ: сборник очерков в формате HTML

>> Содержание


Кныш Ю.А.

 

Слово о Викторе Павловиче Лукачёве

Кныш
Юрий Алексеевич, р. 04.02.1940 г.,
заведующий кафедрой теории двигателей летательных аппаратов Самарского государственного аэрокосмического университета, профессор, доктор технических наук. Заслуженный работник высшей школы РФ. Окончил Куйбышевский авиационный институт в 1964 году.

 

В истории КуАИ-СГАУ Виктор Павлович Лукачёв навсегда останется самой яркой личностью. С его именем связан главный этап строительства и становления университета. КуАИ начала 50-х насчитывал чуть более ста преподавателей, среди которых единственным профессором, доктором технических наук был Н.И. Резников. На двух факультетах насчитывалось около тысячи студентов, которые обучались всего в двух корпусах, где кроме учебных аудиторий размещались студенческое общежитие и жилые комнаты преподавателей. К концу "эпохи Лукачева" комплекс авиационного института насчитывал шесть дневных и четыре вечерних факультета с общим числом студентов около десяти тысяч человек. Преподавательский состав увеличился более чем в семь раз и включал в себя действительных членов и членов-корреспондентов Академии наук СССР, десятки профессоров и докторов наук и сотни доцентов и кандидатов наук.

Более тридцати лет жизни В.П. Лукачёв посвятил реализации своей главной мечты. За эти годы на пустыре у Ботанического сада воздвигнут крупнейший в Самаре студенческий городок, в котором созданы все условия для работы педагогов и учёных, учёбы, творчества и активного отдыха студентов. Четырнадцать внушительных корпусов, в которых размещены учебные аудитории, научно-исследовательские институты и лаборатории, спортивный комплекс с бассейном, семь студенческих общежитий. В зелёной зоне построен спортивно-оздоровительный лагерь для студентов и детей сотрудников. В престижных районах города построены два жилых дома для преподавателей и сотрудников. На Волге сооружен яхт-клуб. На окраине города выстроен учебный аэродром, оснащённый самой современной авиационной техникой, включая сверхзвуковой пассажирский самолет ТУ-144. Всё перечисленное далеко не исчерпывает того, что сделано коллективом КуАИ под руководством В.П. Лукачёва.

Успех грандиозного проекта обусловлен, прежде всего, личностными качествами ректора. Романтик-мечтатель эпохи активной фазы социалистического строительства, В.П. Лукачёв сумел сгенерировать интерес к своему проекту на всех уровнях государственной и общественной иерархии: от союзных министерств и главков до городских властей, руководителей промышленных предприятий, преподавателей и студентов института.

В чем же состоит феномен Лукачёва? Почему молодому ректору, принявшему в свои 36 лет вполне рядовой вуз города, удалось сделать намного больше других? Где источники жизненных сил, как удавалось выбирать и принимать стратегически верные решения, откуда черпалась энергия для завершения начатого?

Размышляя на эту тему, современник и земляк В.П. Лукачёва - Андрей Бондаренко, председатель Самарского отделения общества "Россия-Украина", обращается к истокам - детским и юношеским годам Виктора Павловича. Город Дзержинский, где 4 апреля 1920 года родился Виктор Лукачёв в семье шахтера Павла Ивановича Лукачёва, ничем не выделялся из шахтерских поселений Донбасса. Вскоре после рождения сына семья Лукачёвых переехала в горняцкий поселок Горловка. Нелёгкое детство Виктора Павловича пришлось на голодные годы сталинской коллективизации и индустриализации на Украине. Трудности и лишения раннего детства закалили характер, выработали стойкость и приучили надеяться только на собственные силы. Суровую юность скрашивали мечты о небе и самолётах. Еще в школе созрело решение посвятить себя авиации. В 1937 году Лукачёв поступает в Ленинградский институт инженеров воздушного флота. Учёбу в институте совмещает с занятиями в аэроклубе и к лету 1941 года успевает налетать 50 часов. С тремя курсами авиационного института он добровольцем отправляется на фронт, где зачисляется механиком самолётов в истребительный авиаполк Ленинградского, а затем Волховского фронтов. Боевая служба авиамеханика полевого аэродрома известна: днём и ночью, в дождь и снег, под открытым небом надо подготовить самолёт к вылету. Нередко приходилось извлекать повреждённую технику из ледяных болотных топей. Получив в одной из таких экспедиций тяжёлое заболевание, В.П. Лукачёв был отправлен на лечение санитарным эшелоном, в котором попал под вражескую бомбежку и был контужен. Впоследствии он был отправлен в госпиталь в глубокий тыл - в город Куйбышев. После выздоровления двадцатидвухлетний кавалер ордена Отечественной войны и медали "За оборону Ленинграда" был комиссован из армии по состоянию здоровья и продолжил прерванную учёбу в только что организованном Куйбышевском авиационном институте.

Прошедший суровую школу войны, В.П. Лукачёв выделялся в студенческой среде своей целеустремленностью, энергией, твердой жизненной позицией. В этот период в полной мере раскрылись его недюжинные организаторские способности. За относительно короткий период студенческих лет и последующей работы на кафедре он успешно одолел нелегкие ступени общественного деятеля от секретаря комитета комсомола, председателя профкома до секретаря партбюро института. Трудовую деятельность молодой специалист начал на кафедре теории авиадвигателей с должности инженера, а затем заведующего моторной лабораторией. Далее его карьера складывалась традиционно: ассистент, старший преподаватель, соискатель кандидатской диссертации, кандидат технических наук, доцент.

В 1956 году "встал вопрос об укреплении руководства институтом" и выбор обкома партии пал на молодого кандидата наук, занимавшего к тому времени должность освобожденного секретаря партбюро института. Насколько правильным оказался выбор, показало время. А время ставило перед КуАИ совершенно новые задачи. С военных лет город Куйбышев быстро наращивал промышленный потенциал авиастроения. Авиационный и моторостроительный заводы города перестраивались на выпуск новейшей техники, для проектирования и освоения которой требовались квалифицированные инженеры-авиаторы. Новые образцы авиационных и ракетных двигателей создавались на Куйбышевском моторном заводе (КМЗ), который с 1949 года возглавлял генеральный конструктор Николай Дмитриевич Кузнецов. О темпах развития авиастроения в Куйбышеве красноречиво говорят следующие вехи.

1949 год. КМЗ возглавляет Н.Д. Кузнецов и принимает новую стратегию работы опытно-конструкторского бюро (ОКБ) по созданию газотурбинных двигателей для дальней авиации.

1950 год. Состоялась встреча двух авиаконструкторов - А.Н. Туполева и Н.Д. Кузнецова, в итоге которой принимается программа разработки самого мощного в мире турбовинтового двигателя НК-12. Доводка НК-12 завершена в 1953 году.

1954 год. Н.Д. Кузнецовым начата работа над первым в СССР и самым мощным в то время двухконтурным газотурбинным двигателем НК-6 с форсажной камерой сгорания.

1956 год. В Куйбышеве строится крупнейший в Европе металлургический комбинат лёгких сплавов.

1958 год. Главный конструктор Сергей Павлович Королёв присылает в Куйбышев Дмитрия Ильича Козлова для организации на авиационном и моторостроительном заводах серийного выпуска стратегических ракет "Р-7" и двигателей к ним.

1959 год. Н.Д. Кузнецов совместно с С.П. Королевым приступает к созданию самого мощного ракетного комплекса Н-1, оснащённого ракетными двигателями новейшей схемы: НК-33 и НК-43 на экологически чистых компонентах - кислород-керосин. Двигатели Н.Д. Кузнецова по своим уникальным техническим характеристикам намного опередили время и нашли своё применение спустя четверть века в международных проектах как самое выдающееся достижение ракетного двигателестроения.

Высокие темпы развития авиационной и ракетно-космической отраслей потребовали скорейшего решения проблемы подготовки квалифицированных инженерных кадров и научной поддержки разрабатываемых проектов. Оглядываясь на истекшие десятилетия, можно с уверенностью сказать: ректор Лукачёв с задачами, поставленными обкомом партии, справился блестяще. Его имя с полным правом можно поставить рядом с именами гениальных конструкторов - С.П. Королёва, Н.Д. Кузнецова и Д.И. Козлова.

Эффективно управлять процессами подготовки инженеров и учёных нисколько не легче, чем строить космические корабли. Процесс обучения консервативен по своей природе: на подготовку авиационного инженера требуется 5,5-6 лет, на кандидатскую научную работу - дополнительно 3-6 лет, а на докторскую - еще 10-15 лет. Итого, на подготовку специалиста высшей квалификации необходимо в среднем 20-25 лет. Таким временем "для разбега" ректор В.П. Лукачёв не располагал. В то же время подготовить толкового инженера без преподавателей-докторов наук невозможно. Поэтому с самого начала своей деятельности ректор главное внимание уделял повышению научной и педагогической квалификации преподавателей, справедливо считая, что уровень подготовки специалиста напрямую зависит от интеллектуального потенциала преподавателя, и тем, кто успешно совмещал научную работу с педагогической, оказывал всемерное содействие в материальных и бытовых вопросах. Правдами и неправдами "пробивал" строительство первого, а позднее и второго жилых домов для педагогов, искал возможности получения жилья у городских властей и на промышленных предприятиях.

Организация совнархозов позволила властям высвободить инициативу местных организаций и сконцентрировать внимание и ресурсы на решении региональных задач, в числе которых были оборонные отрасли. Понимая важность решения кадровых проблем, руководитель совнархоза - В.Я. Литвинов, бывший директор авиационного завода, активно поддержал инициативу В.П. Лукачева по созданию в КуАИ девяти первых в стране отраслевых научно-исследовательских лабораторий. В этой идее молодой ректор видел локомотив, с помощью которого можно вытянуть многие проблемы вуза:

 

 

 

 

 

 

  • поднять научный потенциал преподавателей;
  • улучшить их материальное положение;
  • привлечь отраслевые и централизованные ресурсы для строительства КуАИ.

Новая форма связи вузовской науки с производством полностью себя оправдала. В институте появилась организационная и материальная основа для научной работы преподавателей и студентов. В первые же годы работы лабораторий на кафедрах В.М. Дорофеева, А.М. Сойфера, А.П. Меркулова и других появились новые научные идеи и выдающиеся изобретения, до сих пор используемые в авиационной и ракетно-космической технике. Постоянная ректорская поддержка науки способствовала быстрому росту научного потенциала преподавателей. За достигнутые результаты в организации научно-исследовательской деятельности в 1967 году КуАИ и его ректор были удостоены высокой государственной награды - ордена Трудового Красного Знамени.

Много времени и сил В.П. Лукачёв уделял развитию и укреплению научных и творческих связей с отраслевыми предприятиями. Уже в 1956 году совместно с Н.Д. Кузнецовым он организует вечернее отделение факультета двигателей летательных аппаратов на базе Куйбышевского моторного завода. Позже открывается вечернее отделение при металлургическом заводе имени В.И. Ленина. Большую помощь в укреплении материальной базы и кадрового потенциала КуАИ оказали Н.Д. Кузнецов и Д.И. Козлов, приглашённые на заведование кафедрой конструкции и проектирования двигателей летательных аппаратов и кафедрой летательных аппаратов. Введенная В.П. Лукачёвым практика широкого привлечения ведущих специалистов предприятий к преподавательской деятельности позволила значительно поднять уровень подготовки инженеров и вплотную приблизить процесс обучения к практическим задачам производства.

Не упускал Виктор Павлович и возможностей пополнить кадровый потенциал из числа докторов и профессоров внешних организаций: институтов Академии наук, отраслевых научно-исследовательских институтов и ведущих вузов. Как человек общительный, он умел увлечь собеседника грандиозными планами развития вуза, нарисовать перспективы создания новой специальности, новой кафедры, научного направления или даже нового факультета. Активная общественная деятельность в качестве председателя областного отделения Всесоюзного совета научно-технических обществ, председателя совета ректоров вузов области открывала ему возможность широких контактов с ведущими научными центрами страны. Приглашённые учёные и профессора имели полную поддержку ректора в реализации их научных и педагогических замыслов.

Известно, что управление творческим коллективом представляет собой нелёгкую задачу. Интересы творческих личностей, как правило, не совпадают даже в малом коллективе единомышленников. Надо обладать особым искусством для того, чтобы в каждой личности выявить новаторские начала, вовремя их поддержать и нацелить на решение общей задачи - повышения качества подготовки специалиста. Ректор Лукачёв был постоянно открыт для обсуждения любой идеи, какой бы стороны жизни института она ни касалась и от кого бы она ни исходила. Слушал он собеседника с неподдельным интересом, стараясь вникнуть в суть предлагаемого и найти место предложению в той модели будущего вуза, над которой он непрерывно работал. Он постоянно искал сам, поэтому ему были интересны люди поиска. На дискуссии с ними он никогда не жалел времени. Это редкое качество руководителя снискало к нему глубокое и совершенно искреннее уважение практически всех сотрудников и студентов КуАИ. Получив одобрение ректора, преподаватели и сотрудники с удвоенной энергией принимались за реализацию своих замыслов в большом деле строительства института. Благодаря умению выявлять, анализировать и обобщать ростки новых предложений, В.П. Лукачёву удалось выстроить модель будущего авиационного института, подкреплённую мощным интеллектуальным потенциалом коллектива и соответствующую задачам развития авиакосмической отрасли.

Увлечённость общим делом не оставляла времени на создание искусственных противоречий и конфликтов, как это иногда бывает в больших вузовских коллективах. Для этого в КуАИ просто не было почвы. Не могу утверждать с абсолютной достоверностью, но, на мой взгляд, при Лукачёве ни один сотрудник не сделал карьеры в институте на интригах. Лукачёв ценил исключительно деловые качества, интеллигентность и преданность идеям инженерного образования. Моральный климат в коллективе создаётся руководителем: вовремя поддержать здоровые начала и пресечь негативное, а для этого необходимо самому постоянно и во всём быть примером.

В.П. Лукачёв, безусловно, обладал природным даром руководителя. Со стороны казалось, что всё ему удается легко, все ему идут навстречу, со всеми он умеет договориться. Эффектная внешность, внутреннее обаяние, открытая и всегда располагающая улыбка, умение слушать и создавать положительную энергетику в атмосфере переговоров помогали ему решать сложнейшие вопросы на самых разных уровнях чиновничьей иерархии. В чём секрет его успешной деятельности? Почему ему так много удавалось?

Работая с ним долгие годы, я не раз задавал себе эти вопросы. Нередко спрашивал об этом и у самого Виктора Павловича, когда он приходил в нашу кафедральную лабораторию. Иногда он что-то говорил, вспоминая события истекшего рабочего дня, а иногда просто задумывался о чём-то своем, вероятно, неразрешенном. Это удивительно, но его молчание не было тягостным. Оно было больше похоже на медленно стекающий разряд высокого напряжения. Минуту спустя он уже был готов обсудить результаты новых экспериментов, которые ставились в нашей лаборатории, предложить своё толкование увиденному процессу или явлению. Было хорошо заметно, что в лаборатории в атмосфере научного поиска ректор себя чувствует очень комфортно. Эта среда не только снимала с него избыточное напряжение административных забот, но и возвращала к возможности реализации собственных научных идей. Виктор Павлович был увлечён идеей использования ультразвуковых полей в процессах подготовки топливо-воздушной смеси карбюраторного двигателя внутреннего сгорания (ДВС). В создании соответствующей аппаратуры большую помощь оказывала научно-исследовательская лаборатория промышленного применения ультразвука, руководимая в то время доцентом Н.М. Старобинским. Уровень развития ультразвуковых технологий того периода не позволял, к сожалению, создать компактный и экономичный генератор, поэтому научные разработки не дошли до стадии промышленного производства. Тем не менее, по этой тематике была выполнена и успешно защищена кандидатская диссертация аспирантом Л.Г. Ключаревым.

Опыт работы по проблемам смесеобразования нашел успешное применение в решении новых задач рабочего процесса в камерах сгорания воздушно-реактивных двигателей. Надо заметить, что переход на новую тематику дался В.П. Лукачёву непросто. Долго вынашиваемые идеи, как известно, отпускают от себя не сразу. В этой ситуации проявилось ещё одно замечательное свойство характера Виктора Павловича - великодушное умение доверять своим ученикам в выборе их собственного пути научного поиска. Доверие и поддержка принесли свои плоды: под руководством Лукачёва создана научная школа по проблеме рабочего процесса и экологии в камерах реактивных двигателей, выполнены и успешно защищены три докторские и 17 кандидатских диссертаций, запатентовано более 100 изобретений, получены золотые и серебряные медали ВДНХ.

Первой кафедрой, которой с 1958 по 1969 годы руководил В.П. Лукачёв, была кафедра теплотехники и тепловых двигателей. Напряжённая работа в ректорате оставляла мало времени на занятия учебным процессом и научными исследованиями. Тем не менее, будучи в то время ещё доцентом, В.П. Лукачёв читал основной курс лекций по теории двигателей внутреннего сгорания для второго и третьего факультетов в одном потоке, вёл курсовое проектирование по расчету ДВС. Мне довелось слушать его лекции и выполнять курсовой проект под его руководством. Лекции он читал мастерски. Было хорошо заметно, что лектор влюблён в авиацию, двигатели, рабочий процесс. Студенческая аудитория для него была желанной и родной стихией. Контакт со студентами был абсолютным. Доброжелательный тон, компетентность и уважение к студенту как личности сквозили в каждом его слове и жесте, создавая особую доверительную атмосферу единения учителя с учениками. Нередко Виктор Павлович отвлекался от темы и делился с нами проблемами КуАИ: ходом стройки студенческого общежития на улице Лесной, расширения учебных площадей, рассказывал о перспективах работы выпускников на предприятиях и в ОКБ. Будучи ректором, он легко находил общий язык со студентами любого курса, понимал их проблемы, увлечённо рассказывал о перспективах развития института. Положительная реакция со стороны студентов, по-видимому, утверждала его в правоте выбранной стратегии, придавала силы для преодоления многочисленных трудностей.

Немаловажным фактором поддержки начинаний молодого ректора являлась благоприятная атмосфера созидания не только в области высшего образования, но и во всех отраслях промышленности огромной страны. Бурное развитие авиации и ракетной техники, первый полёт человека в космос будоражили умы молодёжи. Новые идеи ждали своих творцов, торопили их, объединяли людей разных поколений. Престиж инженера-авиатора был необычайно высок. На вновь открываемую специальность "Ракетные двигатели" принимались только лучшие группы студентов.

Педагогический и научный талант В.П. Лукачёва в полной мере раскрылся, когда он перешёл на заведование кафедрой теории двигателей летательных аппаратов, заменив на этой должности безвременно ушедшего из жизни профессора Виталия Митрофановича Дорофеева.

К В.М. Дорофееву Виктор Павлович испытывал особое уважение, как к своему учителю, человеку высокого интеллекта, глубокому мыслителю и замечательному педагогу. Со дня основания кафедры в 1949 году и за последующие неполные двадцать лет В.М. Дорофееву удалось сформировать работоспособный педагогический коллектив и заложить новые традиции в научной и учебной работе. Хорошо знавший нужды послевоенной авиационной промышленности, Виталий Митрофанович строил учебный процесс с чёткой ориентацией на перспективные направления авиационной и ракетной техники. Одним из объектов научных дискуссий тех лет был малоразмерный воздушно-реактивный двигатель (ВРД). Выполненные В.М. Дорофеевым с активным участием В.Я. Левина, В.П. Лукачёва и других преподавателей расчёты не оставляли надежд на практическую реализацию ВРД сверхмалой тяги. Однако затраченные усилия не прошли бесследно. Они дали жизнь нескольким оригинальным научным направлениям: воздушные и газовые микротурбины, термодинамика вихревого эффекта, плазмохимические горелки и ракетные двигатели малой тяги на жидком топливе. Последнее направление оказалось самым продуктивным. На его основе усилиями Дорофеева, Левина и Лукачёва был реализован грандиозный проект создания научно-исследовательской лаборатории космической микроэнергетики. Впервые за многие годы существования КуАИ появилась возможность создания в стенах института собственного ракетного двигателя и проведения его испытаний в условиях космического вакуума. Двигатели для систем ориентации и стабилизации космических летательных аппаратов были крайне необходимы стремительно развивающейся космонавтике, поэтому аэрокосмическая отрасль оказывала КуАИ мощную финансовую поддержку.

Лаборатория микроэнергетики (ОНИЛ-2) заслуженно заняла ведущее место в стране по уникальным возможностям стендового оборудования, новизне выдвинутых и реализованных на практике концепций построения рабочего процесса в ракетных двигателях малой тяги. Подтверждением тому - десять всесоюзных научно-технических конференций, проведенных в КуАИ на базе кафедры теории двигателей и отраслевой лаборатории микроэнергетики, правительственные награды семи сотрудникам ОНИЛ-2 и кафедры.

Результаты научных исследований последовательно внедрялись в учебный процесс. В.П. Лукачёв справедливо считал, что студент должен знать новейшие достижения в науке, и неизменно следовал этому принципу в своей деятельности. В шести учебных лабораториях кафедры теории двигателей до нынешнего времени обучаются студенты разных факультетов СГАУ.

В канун 60-летия КуАИ-СГАУ университет и вся система высшего образования переживают нелёгкие времена. Сложная ситуация в авиационной и космической отраслях неблагоприятно отразилась не только на трудоустройстве выпускников университета, но и на материальной поддержке вуза. И в том, что университет устоял за десятилетие разрушительных социально-экономических реформаций в стране, есть огромный вклад материального, духовного и педагогического наследия В.П. Лукачёва.