Свежие новости

События

"РИА Новости": зачем нужен космический юрист

"РИА Новости": зачем нужен космический юрист

Самарский университет

Интервью с профессором Сергеем Красовым

СМИ о Самарском университете юридический факультет космическое право Красов Сергей кафедра теории и истории государства и права и международного права
12.11.2018 2018-11-13
Чем занимается космический юрист? Почему растет число вузов, готовящих к этой профессии? Что представляет собой система "Дежурный командир" и чем она может быть полезна в длительном космическом полете? Об этом корреспондент "Социального навигатора" МИА "Россия сегодня" поговорил с профессором кафедры теории и истории государства и права и международного права Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева Сергеем Красовым. 
— Cергей Иванович, кто такие космические юристы? Чем они занимаются? 
— Международное космическое право регламентирует отношения стран в связи с использованием космического пространства. Это весьма интенсивно развивающаяся по мере освоения открытого космоса область знаний. Она собственно и находится в фокусе внимания космического юриста. 
К примеру, недавно во время старта ракеты-носителя "Союз МС-10″ произошла авария. На борту были российский космонавт Алексей Овчинин и американец Ник Хейг.
Хорошо, что для них все завершилось благополучно. Как отшутился Ник: "Мы протестировали систему экстренной эвакуации экипажа, которая не испытывалась много лет".
Но представим иной, негативный исход ситуации. Тогда неминуемо встает вопрос об ответственности российской стороны в связи с повреждением или уничтожением дорогостоящего оборудования, травмами людей. О взыскании страхового возмещения в пользу пострадавших государств. 
Напомню, что внутри находились, кроме международного экипажа, спутники и различные технические средства, собственниками которых является Европейское космическое агентство. Отправлялся аппарат на Международную (еще одна внешнеполитическая составляющая!) космическую станцию, где в данный момент находятся представители двух стран. 
Это еще не все: части разрушенного корпуса "Союза" упали на территорию республики Казахстан. Ущерб не возник. Тем не менее, международное соглашение предполагает, что ущерб, причиняемый космическими аппаратами, компенсируется безусловно — по свершившемуся факту.
Как видим, без космических юристов тут не обойтись. Мы знаем примеры с тем же "Шаттлом", когда гибли люди и возникали достаточно острые правовые вопросы о возмещении невосполнимых утрат. 
— Кто обращается к вам за помощью? 
— Задача космического юриста отнюдь не сводится к тому, чтобы представлять чьи-либо интересы в судебных спорах. Она предполагает прогнозирование конфликтных ситуаций и их разрешение на основе заранее определенного сторонами сценария. Другая цель — формировать условия бесконфликтности сотрудничества в этой сфере. Среди наших клиентов крупные корпорации, целые страны.
Основные направления космического права — недопущение размещения любого вида оружия в космосе, вопросы регулирования добычи ископаемых, борьба с космическим мусором.
Сейчас на высотах до двух тысяч километров фиксируется около восьми тысяч искусственных объектов. И в девяти из каждого десятка случаев это обломки "бэушных" спутников. Их число растет в геометрической прогрессии. Нужны светлые мозги, чтобы справиться с проблемой. 
— Если взять США, Германию или Францию — крупнейших участников космического клуба. Как развивается эта наука у них? 
— Прежде всего — в контексте таких вопросов как возможность использования отдельных космических объектов, борьба с загрязнением космического пространства, предотвращение угроз, которые могут в этой связи возникать. Плюс коммерческие запуски.
Но я возвращаюсь к отечественной космонавтике: в мире больше двухсот стран. При этом только тридцать пять отправили своих представителей в космос. То есть впереди у нас 170 запусков, если считать "по разу" от каждой страны.
— А какова специфика российского "космического правоведения"? 
— Юридический порядок использования МКС, полеты иностранных космонавтов, поставки грузов, вопросы жизнеобеспечения. Таковы наши акценты. 
В целом исследование, использование и правовой статус космоса регламентируют шесть базовых договоров. Заключен пакет соглашений на стыке международного космического права и таких отраслей как сравнительное правоведение, право гражданское, торговое, финансовое. 
С этих позиций специалист, владеющий нормами международного публичного, международного частного права и национальными правовыми системами является крайне востребованным. 
— Можете эту потребность проиллюстрировать в цифрах? 
— Это не просто, но зато я точно знаю, что одноименная специализация существует в Самарском университете, МГИМО, РУДН. В последнем более полувека. В прошлом году такое направление открылось в МГУ имени Ломоносова.
— А вообще космическое право — молодая отрасль? Пишут, что первое соглашение об открытом космосе заключено в 1967 году, к десятилетию запуска первого искусственного спутника Земли. 
— Правильно, но сама наука начала отсчет сразу же после полета Юрия Гагарина. 
— Прогулки за пределами земного притяжения удовольствие не из дешевых. Значит ли это, что и клиентура у космических юристов будет в ближайшей перспективе оставаться штучной? 
— Давайте вернемся в начало прошлого века, когда представители нашей профессии разбирали судебные споры между владельцами не технических, а живых средств передвижения. 
И вот появляются первые автомобили, но у очень состоятельных людей. Потом самолеты, космические корабли... Сегодня путешествие на околоземную орбиту обойдется в районе 20-30 миллионов долларов.
А если, переводя в рублевый эквивалент, поездка к звездам подешевеет до 20 миллионов? Пусть поначалу это будет ближний космос. Не сомневаюсь, в ближайшие три-пять лет мы станем свидетелями колоссального прорыва в этой индустрии. 
— Известно, что Колумба привела в Америку не география, а экономика. Правда ли, что меркантильный интерес ведет нас и в космические дали? 
— Но все-таки главное предназначение космических исследований — понять, кто мы. Откуда возникли, куда идем. 
Есть и другая сторона медали, не будем ханжами. Еще в 1980 году появилась компания Дениса Хоупа, ныне активно распродающего участки на спутнике Земли. С тех пор, по некоторым данным, организацией "сбыто" уже около двух миллионов гектаров лунной территории. Полученная прибыль измеряется миллионами долларов. Среди покупателей голливудские актеры, спортсмены, журналисты. 
Хотя откровенно сказать Договор о космосе запрещает национальное присвоение небесных тел и в том числе Луны. Правовая коллизия! "А я частное лицо", — парирует Хоуп. 
Тем временем состоятельные женихи преподносят в подарок невестам кусочки ночного светила в надежде, что со временем экзотика приобретет реальные экономические очертания.
Понятный интерес возникает и в связи, например, с открытием гелия-3 на Луне. При его переработке даже в мизерных количествах выделяется энергия, обеспечивающая почти годовые нужды всей Америки. Поэтому там заявляют о намерении создать "Лунную базу". Вроде бы и Россию даже пригласили. Но на своих условиях. Видите, трения между международным и национальным правом возникают то и дело. 
Много и остро дискуссируют о разработке астероидов. Экспериментальное бурение на одном из астероидов позволило оценить стоимость его платинового ядра в пять миллиардов долларов. К сожалению, название документа ООН 1967 года содержало геофизическую неточность: запрета на использование ресурсов астероидов в нем нет... 
— А длительное пребывание человека в замкнутом пространстве во время полета куда-нибудь на Марс потребует помощи юриста? 
— Вы правы, он ведь не только нормативные акты изучает, но и социальные явления. Поэтому да, потребует. В связи с этим могут появиться новые отрасли — гуманитарное право, право общения в закрытом пространстве. Вообразите себя капитаном корабля, летящего семь месяцев с Земли на красную планету. Не каждая психика такое выдержит. 
А может быть закреплена система "ДК" — "Дежурный командир". Это норма, которую придумал вожатый "Орленка" летчик-космонавт Александр Серебров. Командиры чередуются — неделю один, потом другой, как было принято в коммунарские 1960-е годы в пионерском лагере "Орленок". Тогда психологическое бремя руководства, разделенное на число членов экипажа, будет переноситься значительно легче.
Источник: ria.ru