федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования
«Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева»

Свежие новости

События

Евгений Фомич Молевич – человек-легенда

Евгений Фомич Молевич – человек-легенда

Самарский университет

Профессор кафедры социологии и культурологии отмечает свое 90-летие

Молевич Евгений кафедра социологии и культурологии Социологический факультет социально-гуманитарный институт Полет (газета) юбилей история университета студенту сотруднику бортжурнал
26.04.2021 2021-04-28

25 апреля исполняется 90 лет Евгению Фомичу Молевичу. Это совершенно необыкновенный человек, чья биография является отражением целой эпохи в истории нашей страны.

Молевич и коллеги

Родился он 25 апреля 1931 года в Москве, откуда семья (в которой отец, бывший токарь, стал чекистом, а мать – машинистка) по назначению отца переехала в Орёл. Оттуда в 1941 – эвакуация в Казахстан, отец уходит на фронт, был дважды ранен, но живым вернулся к семье после окончания войны. С 12 лет Евгений в комсомоле на руководящей работе (хотя в комсомол принимали в 14, но ведь шла война, и активистам давали взрослые поручения: уже в 12 лет он был начальником районного штаба по сбору вторсырья для химического производства). Говорит, что комсомол – главная веха в его жизни и гордится, что карьера его начиналась именно так.

И школу, и университет он закончил в Алма-Ате. И в школе, и в университете был параллельно на освобождённой комсомольской работе. Был секретарём комсомольской организации «Алма-Атастрой». И что самое главное - комсоргом ЦК в зоне спецпереселения, то есть, возглавлял комсомольскую организацию выселенных с Кавказа. Чеченцы, ингуши, курды… Под его началом было 2,5 тысячи комсомольцев и, примерно, раза в 2 больше несоюзной молодёжи этих национальностей. Выселяли их не по политическим соображениям, выселяли по этническому признаку. Поэтому выселенными оказались и секретари Грозненского обкома партии, и Герои Советского Союза, и Герои гражданской войны… Публика была самая разная: и антисоветская, и просоветская. В основном, просоветская. И параллельно со всем этим он был внештатным лектором ЦК комсомола. Исколесил пол Казахстана. Это оплачивалось и было прибавкой к зарплате. Поэтому, когда он закончил университет (и закончил хорошо), его оставили в аспирантуре. Но уже в середине июня 1954 года, - ещё экзамены не закончилась, - пригласили в ЦК партии Казахстана и сообщили, что Молевич входит в число тех, кто подпадает под комсомольско-партийную мобилизацию активистов, связанную с освоением целинных земель. В ЦК партии Казахстана активистов агитировал секретарь ЦК Пономаренко Пантелеймон Кондратьевич. Он несколько часов ходил по комнате, рассказывал, в какой отчаянном положении страна находится. Это был 1954 год. Ну, то, что есть нечего, это все и так знали. Тогда Молевич, как и все студенты, параллельно работал на строительстве университета в бригаде бетонщиков. Если план выполняли, то получали право КУПИТЬ полбатона белого хлеба, а если перевыполняли, то КУПИТЬ целый батон.

Молевич вспоминает, что если ты по городу шёл и нёс хотя бы полбатона, на тебя люди оглядывались. В Семипалатинске редкий день кто-нибудь не приходил из числа знакомых, - жена заболела, дети, мама… «Евгений Фомич, будете в обкоме, облисполкоме в буфете, возьмите пару булочек». Белого хлеба купить – вообще немыслимо было, пока целину не справили. Не говоря уже обо всём остальном. Евгений Фомич впервые увидел государственно продаваемое молоко и масло, когда, будучи в командировке, попал в Новосибирск в середине 50-х годов по дороге в Москву. В Новосибирске в магазине продавалось молоко и масло. И в Москве, потом в Ленинграде. Ни в Семипалатинске, ни в Алма-Ате этого не было. Это были нефондируемые продукты. В магазин за молоком? Тебя бы сразу оправили, куда положено. За сахаром можно, за солью можно, за хлебом можно. А молоко, масло… Вы что, спятили? Для этого базар существует. Вот такая жизнь была.

Уже в конце июня 1954 года он с женой оказался в городе Семипалатинске, где до 1959 года работал секретарём обкома комсомола. Этот период своей жизни Евгений Фомич вспоминает с особым воодушевлением и теплотой и считает, что ничего более интересного в его жизни не было. Как он говорит, на его совести было два целинных района и три конкретных целинных совхоза. А что это значило? Допустим, отправляют тебя на сакман. Вы же не знаете, что такое «сакман». Это окот овец. В отличие от людей все овцы беременеют в одно время и рожают в одно время. Так вот, надо проследить, чтобы окотившиеся овцы, а, особенно, двумя, иногда даже, тремя ягнятами (примерно третья часть овец давала два ягнёнка), были учтены, чтобы они не погибли, потому что март-апрель, ещё холодно, да и подножный корм кое-какой… Ведь это ж не где-то кошара в ауле стоит, это за сто километров от аула в степи кошара!

Совхозы комсомольцы создавали на голом месте с первых колышков. Сколько свадеб было! Был брошен комсомольский клич: «Отправим девушек в жёны целинникам!» Приходил эшелон, девочки высыпали на улицу, со всех целинных совхозов приезжали машины. Девушек разбирали по рукам прямо на полустанке.

Но комсомольский возраст – до 28 лет. И Евгений Фомич переходит на преподавательскую работу в Семипалатинский медицинский институт. Оказалось, что в Семипалатинске с философским образованием он был единственным философом. Философы, конечно, были и без него, но без философского образования. А Семипалатинск 1954 года – это крупный образовательный центр: три вуза и 14 техникумов. А 1954 год – это год больших идеологических кампаний и гонений на генетику, кибернетику, теорию относительности. Вузы и техникумы Семипалатинска на 90% были укомплектованы ссыльными преподавателями из центральных областей России. Это был цвет преподавательского состава, особенно, по естественным наукам, в частности, по биологии. Чего стоят только такие имена, как Лепешинская, Финкельштейн, Тимофеев-Рисовский…

Ещё, будучи секретарём обкома комсомола, Молевич контролировал их по комсомольско-партийной линии, а они занялись его естественнонаучным образованием с позиций мировой науки (в противовес Лысенко, критикам теории Энштейна и т.д.), что серьёзно отразилось на его научном мировоззрении. Сам их он называет не иначе как «потрясающие учителя!» Потому и тема его кандидатской диссертации по философии не случайно «Круговорот и движение в природе». Но поскольку диссертация была написана с немичуринских позиций, то после защиты она пролежала в ВАКе три года, до 1964, пока не сняли Хрущёва, а вместе с ним и всю «лысенковщину».

В этом эпизоде жизни Евгения Фомича раскрывается как абсолютно честный дипломат, умеющий учитывать «текущий момент», но не поступающийся ради него своими научными и человеческими принципами. Это качество впоследствии становится у него одним из главных. Чего стоит своего рода научный прорыв в философии, когда уже в годы работы в Уральском университете на кафедре философии, возглавляемой выдающимся советским философом М.Н. Руткевичем, Молевич вместе с ним опроверг один из главных законов диалектики, до того времени существовавших, – закон отрицания отрицания. Кто когда-нибудь держал в руках что-нибудь по диалектике, знает, что без этого закона в Советском Союзе диалектики не было.

А затем – множество других прорывов в профессиональной жизни. У Евгения Фомича есть невероятно редкая черта – тонкое чутьё на всё новое, что неизменно станет успешным и перспективным, и на людей, которые станут его верными соратниками в осуществлении этих инициатив, даже если поначалу они всем кажутся просто авантюрами.

И потому неудивительно, что именно его пригласил в Куйбышев в 1967 первый секретарь обкома партии В. П. Орлов заведовать кафедрой философии Куйбышевского политехнического института, которая была опорной для Самарской области, а затем поручил создать первую в Поволжье социологическую лабораторию. И именно Евгений Фомич инициирует открытие в Куйбышевском государственном университете (куда он перешёл на работу в 1972 году) в 1989 года отделения «социология», преобразовавшееся в 1993 году в один из лучших социологических факультетов страны. А сам он становится бессменными заведующим кафедрой социологии и политологии.

И всегда лекции Молевича в любой аудитории – студенческой или взрослой – это событие. На Молевича идут, зная, что такого уровня глубины и интереса, и, вместе с тем, абсолютной доступности, лекции, - большая редкость даже в университетской среде.

А наряду с этим - яркая общественная и публичная деятельность, причём молодёжная аудитория имеет для Евгения Фомича особое значение. Достаточно вспомнить, что в конце 70-х на базе Куйбышевского Дома молодёжи он организует дискуссионный клуб, где обсуждает с молодёжью города самые острые и животрепещущие проблемы. Дискуссионный клуб был невероятно популярен в городе на протяжении ряда лет. Актовый зал Дома молодёжи во время заседаний дискуссионного клуба был забит, что называется, «под завязку». Молодёжь стояла в проходах и даже висела на стенах (!), чтобы не только увидеть и услышать, но и поспорить с Молевичем!

И сегодня Молевич – действующий профессор кафедры социологии и культурологии. Ему всегда присуще движение вперёд, огромная любовь и интерес к жизни, и он увлекает за собой коллег, студентов, всех, кто попадает под его невероятное обаяние и влияние.

Совсем он недавно разработал новый курс «Современное развитие общества как новая социальная реальность», в рамках которого читает лекции в Самарской областной универсальной научной библиотеке, поддержав совместный проект библиотеки и социально-гуманитарного института Самарского университета «Понятная наука». На лекциях как всегда аншлаг! Потому что вряд ли кто (по крайней мере, в нашем городе) лучше Молевича расскажет о том, в каком обществе мы живем и в каком будем жить в перспективе.

Само общение с Евгением Фомичем для каждого, кто его знает, - это просто подарок судьбы. Это человек редких качеств: предельно внимательный к людям, чуткий и заботливый, понимающий и, что самое редкое в наше время, - абсолютно честный перед собой и всеми.

И ещё – он абсолютно молодой! И невероятно красивый!

С Днём рождения, наш любимый Евгений Фомич!

Наталья Авдошина